Приходится переходить на мелочь.

Вчера день выдался не очень, корежило меня. Все вот эти поздравления, лозунги… ну сами понимаете, я ж в мечтах тоже великий вождь. А тут отмечают победу над другим, только сумасшедшим.
Лупил весь день по клавиатуре, как заяц по барабану – эффект нулевой. Нет вдохновения, пришлось заняться копипастой. Даже какую-то придурочную перепостил, которая жалеет, что в 1945 не те победили, а то бы она пила сейчас баварское. Я-то пью французское, мне легче.
По пути разоблачил врачиху из Капшагая – это, конечно, с моей стороны признак падения. Но что остается делать-то? Главного врага моего убрали, приходится на мелочь переходить. Скоро буду поливать постовых и сантехников, эххх!
Под конец повесил выступление одного путинского оппозиционера, он там объясняет, что патриотизм – дело ненужное и плохое, в общем-то. С этим мне трудно не согласиться – будь я патриотом, то сидел бы сейчас в скучной конторе, с честной зарплатой… тьфу, а не жизнь.А так – романтика! Украл, выпил, в тюрьму! Ну, то есть, в тюрьме я уже насиделся, пока хватит.
Пытался дозвониться Мамину, чтоб пожаловаться – опять не берет трубку, шайтан!

Провокаторы!

Опять собрались провокаторы!
Обещал ответить на вопросы, а они собрались, с подъебками. Почему это я все про Даригу, да про Даригу – а про Мамина, к примеру, ни гу-гу. Ну я уж не стал говорить, что я ему каждый вечер пытаюсь дозвониться, но пока безрезультатно. Ответил почти правдиво, впрочем: потому что кому этого Мамина надо, а Дарига Нурсултановна – известный человек. Даже и не знаю, между нами только, что теперь делать. Этого буратину, который теперь в сенате, даже ругать как-то неудобно – дерево потому как.
Пока пытаюсь хоть как-то вывернуться. Вот полаял на Масимова, но как-то стало неуютно. Решил на Кулибаева – но вышло неубедительно. Если у Кулибаева был аэропорт, то почему б ему его не продать, хотя бы и туркам. Я в свое время тоже много чего продал, иногда даже и вовсе не своего. Но пока поклонники хавают… Одна вот написала, что была в Праге в 1989 году и там заразилась демократией, до сих пор мается. Надо спросить у Жанны, не заразно ли.
Если совсем припрет, придется продолжать двигать про Кажегельдина, что он теперь «тайный агент режима».
Хотя кому старый дурак сдался – ума не приложу.

Уволю!

Всех, всех на хуй уволю! Дармоеды! Почему опять в прессе, в интернете, в телеграме этом вашем про меня ничего?
Мишико назначили главой департамента реформ или министерства счастья, что там у хохлов есть нынче – везде написали. Да, я знаю, что меня никуда не назначили – ну и что? Я зато тайны Ак-орды раскрываю уже второй день, кто там за что дергает. Ты охуел – «вы же сами все это придумали»? А кто, по-твоему, должен это придумывать? Ты вон даже придумать как меня просунуть в этот ваш телеграм не можешь.
Почему, спрашиваю, про Усманова пишут, а про меня нет? Ах, он пять миллионов долларов дал пострадавшим? А я что, по-твоему, не дал?! Вчера еще отправил почтой 42500 тенге. Нет, не каждому, а на всех, не фиг расслабляться – и сумма, как по закону положено. И кто про это знает, кроме меня, тебя и почтового отделения? Хуевый, брат, из тебя пиарщик!
Что говоришь? Тикток, часики? Это у молодежи такое теперь модно? С хэштегом «скачетлысыймужик»? Думаешь, пойдет? Эх, давай… попробую…

Совсем стыд потеряли!

Сейчас орать буду, правда!
Люди совсем стыд потеряли! Еще я не до конца высказался по отставкам и назначениям, а тут уже вылез Кажегельдин из нафталина, где его хранили, и давай комментировать! И Азаттык к нему, и Эхо Москвы – а мне что остается?
Пиздеть в фейсбуке?
Нет, господа хорошие, я так не согласен, я жертва режима, в конце концов. И не просто одного режима – я в трех странах отсидел, а Кажегельдин сколько? А? Вот то-то и оно! Его даже Интерпол давно перестал искать, потому как кому он сдался, а меня до сих пор требуют выдать, уж со счету сбился, сколько стран… Так, русские, англичане, хохлы, казахи само собой… Вроде все, но я и во Франции успел три года почалиться, не то что этот… Что он может вообще знать?!
С горя наехал на Масимова, хоть я его и побаиваюсь. Надо все же дозвониться до Мамина, пусть передаст, что я не со зла, а, можно сказать, с горя – шайтан этого Кажегельдина побери!

Спасибо узбекам!

С этой прорванной дамбой узбеки мне здорово помогли, теперь еще неделю смогу давать рецепты спасения нации. У меня все просто: пишем письмо Мирзиееву, «сука, гони миллиард, а не то будет хуже». Мирзиеев, ясное дело, ссыт и тут же платит миллиард. Правда, тут шайтан его знает – есть он у него вообще, или нет, но это, сами понимаете, дело десятое. Главное же в моем объяснении, что нынешним властям Мирзиеев миллиард не отдаст, поэтому срочно надо меня на ханств… в демократически избранные президенты и все такое. Ну, на худой конец, можно поставить пока гонять сенаторов – я все же старый уголовник, по-любому опытнее этой подставки под телевизор, которого туда назначили.
Он, кстати, хоть что-нибудь вякнул в должности спикера? Третий день молчит? И о нем молчат? Батарейки сели, наверно.
Ладно, пока пойду звонить Мамину – попытаюсь впарить свой гениальный план; возьму недорого. Мне-то, конечно, пока мало что светит в смысле хоть что-то с Мирзиеева взять, возьму пока с мамина, что ли…

Мне сегодня неожиданно прислали видео с первой конференции ДВК, 9 февраля 2002 года. Типа, с первым мая тебя, Мухтар Кабулович! Нет, я, конечно, тоже вспоминаю не без удовольствия: собрал всех мудаков с округи, строго секретно, сам еще не слишком лысый и в меру упитанный…
Правда, несколько мудаков оказались совсем мудаками и решили, что все это всерьез и у нас тут 2-й съезд РСДРП. А я, типа, Ленин – но вообще да, лысина у меня тогда уже была. Откололись, значит – потому что в советское время учились на двойки и не знали, что такие съезды проводят в Лондоне. Куда я потом и уехал, после небольшой отсидки дома.
Про отсидки первого мая вспоминать, конечно, как-то совсем не хочется. А ведь, скрепя сердце, надоя признать – придется потом досиживать… сколько мне там впаяли в разных странах мира, не исключая родную? Эх, со счету сбился. Ну, в смысле в Казахстане мне пожизненное, а в России только собрались судить… О, идея! У них там премьер заболел – может, самому сдаться, а в качестве деятельного раскаяния предложить свои услуги? Надежные схемы сделаем! Ай, я умный, ай, шайтан! Бегу срочно звонить Мамину, пусть даст телефон Путина…

Отвел душу

Наконец-то отвел душу!
Поругал британский суд, с намеками – мол, обманывают его. Тут у меня, конечно, есть свой опыт – когда меня суд в Лондоне вызвал давать показания, так я просто не пришел. А когда эти душители свободы впаяли мне два года за неуважение (хаха! Чего мне их уважать, нашли дурака!), так я просто взял и уехал во Францию. Правда, там меня тоже закрыли, только на три года – но это уже дела давние. А эти английские зануды не унимаются, но ничего – теперь я отомстил, так уж отомстил. Пусть и дальше за мной гоняются, бараны в париках.
Из родных мест тоже приятные новости: наши лучшие умы требуют запретить русский язык, а таджики вон уже вернулись к первобытному состоянию. Это хорошо, это правильно – казахский подучу, зато особо умных меньше станет. Ведь английский-то они учить вместо русского точно не бросятся…
А вот еще и Серика сослали в ЦИК, тревожно: а вдруг не сослали, а бросили на укрепление? Пытался дозвониться до Мамина, узнать точнее, не берет трубку, коронавирус его подери!

Ну что, передохнул я. Сил набрался, майку поменял – сразу такой прилив энергии! Пошел гадить в фейсбуке, теперь про Кулибаева.
Обидно, понимаешь: он – богатый человек, я – человек небедный. Он недвижимостью владеет, я, слава Аллаху, тоже не на улице живу. Но почему, шайтан его побери, ему можно и за границу ездить, и из дома выходить, а я уже который год, как крыса в сыре, тут во Франции прячусь? Ага, расскажите мне, что «честный». Нету никаких честных, я по себе точно знаю.
Так что решил бить в лоб: «Кулибаев готовит смену режима». Пусть теперь повертится, благотворитель хренов.
Дальше объяснял публике, что такое диктатура и что такое демократия. Политолог из меня, правда, херовенький: вышло «что такое хорошо и что такое плохо», ну, в смысле, наоборот. Диктатура, стало быть, это когда богатых немного, а остальные бедные. Демократия – это когда богатых немного, а остальные бедные. В чем разница, сам до конца не пойму; ну, кроме того, что при демократии богатым получаюсь я. Правда, и при нынешней диктатуре я, вроде, не голодаю… Фантастика!
Пытался дозвониться до Мамина, он бы объяснил – умный. Но опять трубку не берет (потому что умный, гад!)

Але, але, Аскар? Как не? Как Жанна? Жанна, почему, кому бы я ни звонил, я все равно попадаю к тебе?!
Ладно, слушай, у меня тут проблема, да. Помоги, уважаемая! Подготовил видеообращение к ближнему кругу, для своих. Да, да – и для тебя тоже. Тема «Забирать у народа —дело семейное». Ну, о своем опыте порассказал, да – чтобы и вы чуть жирок нагуляли. Уран там, банки – ну ты помнишь. Так мои дебилы, не проверив, увидели, что я там в грязной майке под пиджак – и повесили в фейсбук. Что делать – ума не приложу!
Что ты говоришь? Срочно подмонтировать в каждую фразу «Токаев» и «семья»? А что, так можно? И поверят? Ну ладно тебе, «эти дебилы всему верят»; надо уважать своего читателя. Слушателя, в смысле. Ну, ты поняла. Сейчас дам пинка этим эдисонам, все, уже бегу.
А, погоди, у меня вот еще идея – в Казахстане обещают всем помочь, кто «системообразующий», так я порылся в УК, там такого нет слова. Мои юристы говорят, что вообще нигде его раньше не было. Хочу навести критику. Что ты говоришь? «И коронавируса раньше не было»? Блядь, Жанна, ты умом ебнулась? Токаеву продалась? Все, шайтан тебя подери, не хочу больше тебя и слышать! Да, спецролик тоже не пришлю, смотри тот, который для дураков в фейсбуке.
Ну что тут сделаешь – совсем спятила баба!

Третий день псу под хвост – некогда ни к народу обратиться, ни рецепт выхода из кризиса дать. Потому что продолжаю ржать – читаю спор гражданских активистов. А, вы не в курсе что ли?
Ну я ж писал вчера, что Сейсембай с Тайжаном посрался и обвинил его в (хаха!) нечестности. А теперь и Мухтарчик ответил: деньги, значит, взял, но все ушло в бизнес. Форвардные контракты на лук плюс туалетизация всей страны (это, кстати, моя мечта – когда приду к власти, превращу весь Казахстан в огромный сортир, но с освежителем воздуха, конечно).
А почему в результате ни теплых клозетов, ни лука – так то ж бизнес, и он, как у нас повелось, не пошел. Тайжан доходчиво объяснил: «тут в Астане мы всем прокукарекали». Хотя я бы на его месте так не откровенничал – кукарекает всем известно кто, пацаны могут и не понять. В общем, эти два гражданских активиста третий день уже как на базаре друг друга полощут, а я продолжаю ржать. Мне такой срач только на руку, конечно – пока они там лук в сортирах считают, я… А, шайтан их подери!
Пока я хихикал, к народу Токаев обратился. И, чтоб ему провалиться, обратился хорошо. Пойду дам пинка своим, чтобы в следующий раз следили, как из моего кабинета хрюканье услышат, так пулей ко мне: «многоуважаемый Мухтар Кабулович, спешите делать заявление, народ ждет вашего мудрого слова».

Алё! Что херня такая?

Так, я в натуре расстроен. Что за херня такая? Про меня вообще никто не вспоминает, даже Узун Кулак. У себя в фейсбуке почти на говно изошел, всех обложил – 200 лайков. Нет, ребята, так это не делается. То про дурачка Шураева все пишут, то про Маргулана, за которым люди в черном следили, то вообще про каких-то ментов-коррупционеров в бане. Але, казахи! У вас главный коррупционер и кокаиновый наркоман – это же я! Хоть в бане, хоть где! Я же так увяну, без заботы и внимания!

А тут еще хохлы дают – опять привезли к себе Мишико и хотят его в министры назначить. Уже подумываю, может и мне под покровом ночи проскользнуть через границу – и на берега Днепра. В конце концов, они и Мишико грозились посадить, а теперь вон как сложилось – глядишь, и меня сажать передумают. Я даже готов закусить галстуком, если это необходимое условие прощения. Пойду собирать котомку и выбирать галстук, надо попробовать. Позвоню все же на всякий случай сперва Мамину, вдруг у него какие точные сведения есть – надо галстук жевать, или что. Но ведь опять трубку не возьмет, зараза…

Смеюсь, аж икаю!
Решил глянуть, как там Маргулан, люди в черонм от него отстали, вроде в себя пришел. Смотрю: «Дорогой Мухтар!» Я чуть не подавился от неожиданности – что это, в друзья набивается? Глянул рядом, где на казахском – так это он к Тайжану! К совести взывает, ссудой на лук укоряет. Ну дурааак! Нашел кому о совести рассказывать, этак он и меня скоро начнет стыдить, поржем!
«В чем моя вина перед тобой? Что стал популярнее тебя?» – нет, я не могу с этих двух граждан! Вроде оба здоровые мужики – а о чем трут? Тоже мне, димаши нашлись, звезды интернета. Главное, я же Тайжану тоже денег дал – и тоже до сих пор жду, когда вернет. Никогда, скорее всего – только я не такой идиот, чтобы ему дать 100 тысяч баксов на покупку, блядь, ЛУКА!!!
Я хоть на адвокатов потратил примерно столько и еще полстолько, но адвокаты все же не лук (хотя слеза тоже прошибает). Маргулаша, правда, этим не ограничился и спустил аж 300 с лишним тысяч – ну, кого Аллах хочет наказать, того лишает разума. С другой стороны, теперь, может, этот Чиполлино хоть мне долг вернет? Занимал-то на бутылку коньяка, к Маргулану на поклон идти, для солидности. Надо бы позвонить Ерлаше, пусть у себя телеграме сурово пропесочит этого фермера-любителя.

Обратился к дорогим согражданам на казахском. Вышло хуевенько, к тому же опять был с похмелья – даже рубашку не сумел найти, надел пиджак поверх майки (хорошо хоть пятна не видны были). Перешел на русский, рассказал за антивирусный… тьфу, антикризисный план. Вышло тоже не очень, но хомячки все съели – даже когда я призвал «подпирать антинародную власть». Похоже, они не только по-казахски, но и по-русски не очень понимают.
Заодно рассказал о современных возможностях монтажа: голос пишется, изображение рисуется, окружающая обстановка монтируется. Потом задумался: если это правда так, то чего ж я сам, как мудак, с похмела сижу перед камерой в грязной майке. На фига я всем этим дармоедам плачу столько бабла – пусть меня рисуют, в величественном виде и парадном одеянии, обстановочку можно пока чуть поскромнее, голос, так и быть, запишу. Тут уж я размечтался о новом бизнесе: «любой монтаж за ваши деньги!» Так размечтался, что чуть под стол не упал – уже видел, как Трампа монтирую, или там Путина. Аж руками махать начал, по столу бить! Но тут вспомнил, что надо рецепт спасения экономики дать – и дал. Надо, сказал, каждому выдать овец и земли в горах, чтобы пасли. Мне пацаны из Грузии и Украины рассказывали, они там таким манером кризис уже почти победили. А что? Если все займемся овцеводством под моим руководством, неизбежно станем мировой овцеводческой державой. На том стою!

Решил обратить внимние на Россию, а то они там меня совсем, небось, забыли.
Нашел в сети какого-то русского дизайнера, по имени Артемий. Смешной такой, через слово «хуй» – но я, в общем, и сам так говорю. Он у себя в тиктоке ролик повесил, про двери в Павлодаре. Очень возмущенный был, я у себя перепостил: вот, граждане, даже в путинской России возмущаются. В Павлодаре, правда, и сами жители не против, но Артемий о том не знает, а мне зачем лишнее говорить?
А еще у них в России митинг был, во Владикавказе! Ну тут я возбудился не на шутку – вот говорю, берите пример борьбы с тиранией. Там, правда, про тиранию не распространялись: у них главным – оперный певец, уверяющий, что никакого коронавируса вовсе нет. Приятный человек, чем-то на меня похож: я тоже петь люблю и могу нести любую херню на голубом глазу.
Вот, например, давал народу советы, как бизнес вести. Ну то есть как советы – рассказал о нашей отсталости. Вспомнил, как школьником жил в селе, а там видел зерноуборочную машину 1936 года впуска. То же самое, говорю, и у пчелок… пардон муа, в нынешнем Казахстане. Я, правда, на селе с тех самых пор и не был – но, думаю, мои почитатели в основном и в Казахстане-то давно не живут, всему поверят. Язык, правда, слегка заплетался – похмелье так и не отпустило, но как-то справился.

Ну что за жизнь!

Ну что за жизнь!
Вчера вечером, как узнал, что нефть ушла в минус, возбудился — ну как ишак в течку. Написал всем поклонникам, чтобы запасались — за нее теперь доплачивают. Хватайте, значит, у кого есть танкер. Ну, или цистерна. Канистра тоже сойдет. Сам сбегал на заправку поблизости, хотел нахаляву заправиться — не дали, сволочи. Я негриле на кассе уже ору: ты мне, кара-кой, должна благодарна быть, что я у тебя бензин задаром возьму! В штатах уже приплачивают! А она обещала полицию вызвать; пришлось уйти — с ментами мне лучше не связываться, даже с местными. Теперь знаю, что у этой кассирши инсайды в отрасли, заранее знала, сучка. Приберегла!
Но пока ночь была, много успел. Понятное дело, рассказал, что режиму теперь пиздец, и русским кранты, и вообще теперь только во мне спасение. У меня план: будем сами покупать нефть, а нам за это будут приплачивать — на том и поднимем бюджет. Звонил Мамину, хотел продать гениальный план — не берет трубку. А к утру цены вернулись, и опять я с носом — а все почему? Ленивы вы, казахстанцы! К телефону подойти вам в лом!

Вышел из запоя, вспомнил, что мне там сняли целый фильм, разоблачительный.
Основан на документах, которые мои верные хакеры украли в виртуальных подвалах КазМунайГаза. Ну, это для публики, конечно — что у меня, секретарши с компьютером нет, что ли. Сама все напечатала, подписи я нарисовал; у меня опыт в этом деле. Там, конечно, вся история на дурака рассчитана: они у румын компанию купили, а я говорю, что все деньги украли, потому что с цыганами кто же дела ведет. Но дураки, как всегда, нашлись — у меня подписчиков пока хватает.
Жадность, правда, подвела: выложил все свои документы, с такой любовью подделанные, в интернет, но в последний момент решил не платить за хранение, так что их уже потерли. С другой стороны, пусть так верят, на слово — вдруг кто умный посмотрит, опять срок пришьют. А удаленное — даже круче, мои читатели точно поверят, что это происки режима. А то во Франции документы подделывать тоже запрещено, я узнавал.
Звонил Ерлаше, абонент недоступен — выключил с перепугу, что ли?

Полегчало!

Радость-то какая! Второй день бухаю, даже не смог вчера обратиться с поучением к народным массам. Потому что жизнь раньше была тяжелая, а со вчерашнего дня полегчало!
Ну, то есть, полегчало чуть раньше: карантин — хочешь, не хочешь, а границы закрыты. А еще пару месяцев назад ужом приходилось вертеться перед местными французскими ментами: нельзя, говорю, меня русским отдавать — там кровавый Путин (ну, с этим они особо не спорили). И казахам, говорю, нельзя — там тиран Токаев и даже хуже того. А они мне на это про всякую либерализацию и курс на гражданские свободы, и что мне было отвечать? А теперь, теперь…
Простите, икаю! А, вы не слышали, может? В Караганде дурачка Шураева закрыли. «Посредством социальных сетей распространял заведомо ложные сведения, не соответствующие действительности» — ржу, как конь, ну правда. Это они меня не читали, акымаки.
Дорогие начальнички. закройте еще пару идиотиков, вот хоть Ерлашу — памятник вам у себя в саду в Ницце поставлю! Ну, небольшой такой. Пока хотел у вас на сайте, который в вашем ментовском «фейсбуке» указан, написать что-нибудь благодарственное, да нельзя — «нарушает нормы сообщества», «фейсбук» пишет. Что вы там пасетесь с таким отношением — не понимаю. Но это ладно, главное: Арманчика подольше подержите, я сейчас чуток протрезвею и пойду местным французским ментам докладывать, что теперь-то меня точно никуда выдавать нельзя.

Вспоминал нынче, как сидел здесь в тюрьме. Славное было времечко, на самом деле! Кормили неплохо, времени — тьма, и так целых три года. Конечно, без баб и бухла тяжеловато, но постепенно привыкаешь. Опять же, алжирцы там попадаются очень даже ничего!

Решил рассказать народу, но про алжирцев, а особенно про то, когда приходилось без них обходиться, как-то неудобно. Пришлось приврать: стал, говорю, в тюрьме великим знатоком военного дела, практически — полководцем. Ну вот, типа, Наполеон, Батый, Шергазы-хан — и я, скромно, конечно, в конце где-то. Так, говорю, и было: вызываю вертухая — «а что, мсье Жан, принесите-ка мне все труды по тактике и стратегии, какие имеются в тюремной библиотеке!» По-французски я тогда, правда, не очень, но некоторые были с картинками, те понятнее.

Так что очертил, будущую армию Казахстана: танки, авиация, ПВО, хорошее финансирование. Один мерзавец спросил, а в чем отличие от нынешней — подумал, ответил, что в моей армии почти все будут профессионалы, а остальных будут ненадолго призывать. Мерзавец оказался совсем говнюком и сказал, что и сейчас 78 процентов по контракту, а остальных призывают на год. Кто пускает с вопросами таких провокаторов, буду разбираться вечером. Пока ответил, что начну программу строительства авианосцев, на это он уже ничего ответить не смог. Решил продать идею Ерлаше, звонил, не берет трубку.

Вот так живешь, думаешь: знаешь человека, а он…

Нет, Ерлаша, ну какая же ты оказался стерва! Все думали — сидит себе тихий дурачок, ищет общественное доверие, а ты, оказывается, хитер! Завел себе целый узун кулак, а теперь какую рекламу дал! Там, значит, можно почитать «откровенную дезинформацию и циничные инсинуации», а также узнать, что я «беглый коррупционер и кокаинист»! Это, Ерлаша, ты хитро придумал — особенно про «циничные инсинуации», тут всякий бросится читать — даже если инсинуации про него самого.

Ты, Ерлаша, в следующий раз, когда станешь разоблачать анонимные телеграм-каналы, не забудь добавить, что там еще «грязные домыслы и сексуальные фантазии», тогда на твой кулак не тысяча, как вчера — десятки тысяч попрут подписываться. А меня, для разнообразия. начни называть «лысым коррупционером» — а то все беглый, да беглый… Послушай меня, опытного человека — я, слава Аллаху, к народу иногда и по три раза в день обращаюсь.

А я пока пойду осваивать новые пиар-технологии: новое обращение буду записывать голый и с подушкой на пузе, как полковник Абильбеков. Это нынче, говорят, модно. Но все же: Ерлаша, Ерлаша, ну какая же ты стерва!

То ли Хуяк, то ли Хак…

Весь день слушал на Басе речь какого-то гражданина то ли Хуяк, то ли Хак. Мастер художественного слова, а какая мимика, какие интонации! Где только Садыковы его добыли, не на всякой помойке такие люди теперь водятся! К себе возьму министром культуры! Его, вроде, взяли пока под арест; там поднаберется разных ученых слов, вот как я когда-то— будет друг друга легче понимать.

Так вдохновился, что сам записал сразу два обращения к народу. Но, шайтан их всех побери, я по бумажке читаю, а этот Хуяк — без! Где он так научился? Положительно, надо менять методы работы. В следующий раз тоже выступлю по-новому. Про преступный режим не буду, а сразу сплеча: «ебить твою в качель! вот такой пиздец, граждане! Хуево жить больше не будем», ну и так далее.

Главное, чтобы бумажку положить так, чтобы в камеру не лезла.
Про камеру я что-то зря, наверно… как бы не сглазить. Пока подгадил Касым-Жомарту, пусть знает, с кем имеет дело — а когда научусь материться, то точно придет режиму полный хуяк.

Звонил Мамину, хотел пошутить про три веселых буквы. Опять трубку не берет.